суббота, 16 июля 2011 г.

Ольга Романова - Пришлю чудный рецепт сухарей

Судьям, прокурорам и следователям — всем тем, кто прятал нас за решетку


Снова уехала к мужу в зону, вернусь через неделю. Без него, конечно. Идиотская ситуация: ну всё, уже и Верховный суд нам сообщает, что следствие и суд, мягко говоря, были неправы с законом, а также с правами граждан, кои попрали. Но все равно должен состояться президиум Мосгорсуда (22 июля, в 10.00, зал 205 — заходите к нам), который должен принять некое решение. Вариантов не очень много: отменить приговор, изменить приговор и отправить на новое судебное рассмотрение. Однако все три варианта предполагают изменение меры пресечения мужу — то есть освобождение. Второй и третий вариант означает, что судьи желают помучиться — и это их личное дело, помучиться так помучиться. Закон на сегодняшний день я знаю сильно лучше любого судьи, включая Мосгор — ведь, заметьте, это не я его столько лет нарушала. Незнание закона, дорогие граждане судьи, не освобождает от ответственности. Да-да, это я про судью Олега Гайдара, который всё прекрасно знал — но все равно сделал. Олег Юрьевич Гайдар, бывший судья Пресненского суда, ныне судья Мосгорсуда, я Вам — равно как и читателям «Новой» — торжественно обещаю: Вы будете нести ответственность — всю, до конца. А знаете, почему? Позвольте доложить.

Во-первых, лично Ваши вопиющие нарушения подробно описаны на 15 страницах постановления Верховного суда — пересказывать не буду, его легко найти в Сети. С Вас бы и этого хватило, но я продолжу. Во-вторых, как и ожидалось, Вас хорошо знают коллеги — на одном из судейских форумов я обнаружила живое обсуждение других, ранее не известных мне Ваших дел — аккуратно соберу все в красивую кучку и займусь тщательной проверкой. Потом перевяжу красной ленточкой и отправлю во всякие давно известные мне адреса, ну и опубликую для порядка. В-третьих, я вообще давно интересуюсь, каким образом один отдельно взятый райсуд (Пресненский) оказался фактически приватизированным одним человеком — Слуцкером: именно там он выигрывал все свои дела, и его интересы всегда представляла одна и та же семейная парочка: адвокат Кайгородова и ее муж, некто без образования по фамилии Трепаков. Их ордера — в нашем деле. Я назову еще с десяток, с ними же, и там же, включая громкое дело по отъему детей у Ольги Слуцкер. А в других судах что-то у них не так гладко.

И, кстати, еще одна милая деталь: Слуцкер за несколько месяцев до суда встречался с известным юристом и сообщил ему, что уже якобы договорился с судом на 8 лет для моего мужа. Когда искомая цифра была озвучена, я даже, помнится, засмеялась. Юрист рассказал эту историю публично, в программе «Центральное телевидение» на НТВ (запись бережно храню). В-четвертых, давайте заглянем в Вашу трудовую книжку и в наш приговор. Вы не интересовались ходом процесса, ибо твердо знали дату, когда он должен завершиться, — 6 марта 2009 года. Это Ваш последний рабочий день в Пресненском суде. Так и вышло — и Вам было по барабану, всех ли свидетелей опросили, все ли документы представили. А ведь не представили вообще ничего — что и отметил Верховный суд. Процесс длился меньше месяца. Могу и дальше перечислять Ваши художества, которые не побоюсь назвать преступлениями перед правосудием, но хватит Вами занимать дорогую газетную бумагу. Она дороже Вашей чести. Я пришлю Вам чудный рецепт сухарей.

Прокурор, некто Леонтьева Н.Л., не забыть бы. Очень юная девица системы «русалка», с плюшевой обезьянкой на мобильничке, которая весь процесс с кем-то оживленно переписывалась эсэмэсками, а потом встала, одернула юбчонку и пролепетала: «Обвинение требует лишения свободы на 12 лет». Кошечка моя, Леонтьева Н.Л.! Тут обнаружился доброволец, которого очень заинтересовала Ваша судьба и карьера — член президентского Совета по правам человека Ясина Ирина Евгеньевна. Отдаю Вас в ее крепкие руки.

Со следователем Виноградовой, как мне кажется, разберутся без меня — на ней кроме смерти Сергея Магнитского есть еще смерти, причем коллеги-милиционера. Если надо — я внесу свой вклад, всегда готова. Да и к Слуцкеру моя очередь сильно не первая — есть бывшая жена и есть, в конце концов, родственники и коллеги застреленного генерала Трофимова и его молодой жены, а у коллег того Трофимова, может, проснется понятие о чести мундира (генерал ФСБ сдуру возглавил службу безопасности у Слуцкера). И список сенатора Кардина, все 60 человек, полноценно присутствуют в деле моего мужа, так что если что — я здесь.

Да, вот еще что важно. Мы с мужем всегда знали, что рано или поздно будет именно так. И давным-давно договорились, что не будем подавать исков на предмет компенсации. Компенсировать потери все равно невозможно, но приобрели мы больше, точно больше. И опыт, и друзей, и карму почистили. А еще мы не хотим, чтобы власть (в любом лице) опасалась выпускать заказных предпринимателей из-за исков. Пусть не опасается.

…Муж в зоне отпраздновал событие мороженым. Побежал в магазин — а продавщица Таня закрывает: не открою, говорит, мне на автобус последний, завтра приходи. А узнала, в чем дело, — открыла. За что получила бонус — устный рассказ «Как я провел последние три года».

Ольга Романова

Комментариев нет: