четверг, 1 сентября 2011 г.

Коммерсант / Кучер - Кашин



Семь лет назад первого сентября школу №1 в
Беслане захватили боевики. В течение трех дней в нечеловеческих условиях
террористы удерживали в здании более 1100 заложников –– детей, их
родителей и сотрудников школы. В результате теракта погибли 335 человек,
из них 186 детей. О том, что изменилось с тех пор в нашей стране,
рассуждает политический обозреватель "Коммерсантъ FM" Станислав Кучер.


Интересно, а в школу №1 североосетинского
города Беслан президент Медведев тоже отправит какого-нибудь выжившего в
90-е миллиардера вести уроки на тему "История моего успеха"? Впрочем, я
не на свою поляну зашел — очередной продукт работы творческого ума
нашего президента в эфире "Коммерсантъ FM" сегодня комментирует мой
коллега Олег Кашин. Это — премьера его рубрики. Не пропустите!


Я же хочу напомнить о Беслане. Конечно, все
плохое должно оставаться в прошлом, жить надо сегодня, с оптимизмом
устремляя взгляд в завтра. Сам люблю сей подход, но он справедлив в том
случае, когда печальная страница истории прочитана, изучена, когда из
нее извлечены уроки и сделано все, чтобы этот опыт не повторился снова. В
противном случае народ рискует получить на новом витке истории такие же
трагедии.


Напомню, теракт в Беслане стал крупнейшим
преступлением против детей за всю новейшую историю мира. Расследование
обстоятельств захвата школы и штурма не завершено до сих пор. Приведу
цитату. Эти слова, произнесенные год назад, принадлежат одному из
лидеров комитета "Матери Беслана" Аннете Гадиевой: "Шесть лет мы говорим
одно и то же, но все остается в прежнем состоянии. Все факты, которые
были выявлены на судебном процессе по делу единственного выжившего
террориста Кулаева, все показания очевидцев следственными органами не
учитываются. Все наши ходатайства в основном отклоняются…"


Проблема в том, что до сих пор нет четких
ответов на вопросы: как и почему случилась эта трагедия. Версий
по-прежнему много. Есть люди, считающие, что страшный теракт был
спровоцирован борющимися за власть группировками в самой республике.
Есть те, кто уверен в том, что в таком количестве жертв виновато
командование операцией. Есть и такие, кто разделяет официальную версию:
во всем виноваты террористы, а штурм был проведен с блеском. О таких я,
правда, только читал, сам не встречал, даже среди военных.


Сегодня на сайте "Матерей Беслана" выходит
книга жителя этого города Валерия Карлова "Беслан. Семь лет спустя". В
ней автор буквально громит официальную версию и убедительно доказывает,
что взрывы и пожар в школе, приведшие к гибели как минимум половины
заложников, стали результатом обстрела из гранатометов, которыми были
вооружены спецназовцы. Валерий семь лет писал эту книгу, у него отец там
погиб, и еще пять родственников стали заложниками.

Повторяю:
всю правду о том, почему случилась трагедия, мы до сих пор не знаем.
Зато мы знаем о быстрых и очень конкретных политических последствиях
Беслана. Уже через несколько дней после трагедии президент Путин объявил
о реформе государственной власти с целью более эффективного
противодействия терроризму. Это реформа не коснулась ни МВД, ни ФСБ.
Главными "антитеррористическими" мерами стали отмена выборов
губернаторов и выборы в Госдуму только по партийным спискам. В это же
время с телеэкранов исчезли последние журналисты, позволявшие себе
критику власти в прямом эфире. Одновременно была создана Общественная
палата, формально — орган контроля граждан за государством, на деле —
ничего не решающая статусная площадка.




Как это ни страшно и цинично звучит, но
бесланская трагедия случилась семь лет назад весьма кстати, с точки
зрения интересов той самой политической верхушки, которая твердо
намерена продолжать управлять нашей страной еще как минимум семь лет.

Станислав Кучер




Дмитрий Медведев предложил миллиардерам
рассказывать школьникам о своем пути к жизненному успеху. Президент
отметил, что "история успеха", которую предполагается преподавать
школьникам при участии предпринимателей, может воплощаться не только в
деньгах. Комментирует обозреватель "Коммерсантъ FM" Олег Кашин.


Первое сентября, простая московская, или даже
не московская, школа. В класс входит мужчина, и начинает урок. Он
говорит: "Ребята, стать миллиардером очень просто", — и рассказывает о
себе: родился в Ленинграде, закончил институт физкультуры, занимался
дзюдо, был тренером Владимира Путина, и когда Путин стал президентом,
тренер стал крупнейшим подрядчиком "Газпрома" и теперь заслуженно
занимает 92 место в рейтинге миллиардеров Forbes. Школьники слушают,
записывают в тетрадочки. Потом на перемене обсуждают, каким спортом
стоит заняться, чтобы вот так же разбогатеть, как Аркадий Ротенберг.


В другой школе другой миллиардер
рассказывает, как пятнадцать лет назад построил дачу под Петербургом в
кооперативе "Озеро". Рядом была дача Владимира Путина, и когда Владимир
Путин стал президентом, его сосед стал медиамагнатом и теперь с
полуторамиллиардным состоянием находится на 65 строчке рейтинга
миллиардеров. Школьники записывают: чтобы добиться успеха, как Юрий
Ковальчук, нужно правильно построить дачу.


Наверное, я все-таки слегка передергиваю. Эти
миллиардеры — Ротенберг, Ковальчук, Геннадий Тимченко — все-таки не
вполне типичны для российского миллиардерского сообщества. Как не вполне
типична для него, скажем, Елена Батурина (77 место, $1,2 млрд). И
наверняка Дмитрий Медведев, призывая миллиардеров идти в школы и
рассказывать истории успеха, имел в виду не их — не жен мэров, не
тренеров по дзюдо и не соседей по даче. Скорее всего, призыв президента
был обращен к менее интегрированным во власть людям, которые
разбогатели, не будучи ни в родственных, ни в дружеских отношениях с
властью. И урок успеха в исполнении типичного российского миллиардера
звучал бы, наверное, так:


— Дорогие дети. В те времена, когда вы еще не
родились, в лихие девяностые, можно было создать бизнес с нуля, купить
за мешок ваучеров завод или шахту или, например, принять участие в
залоговом аукционе, обменяв свои шальные деньги на какой-нибудь
горно-обогатительный комбинат. Те времена давно прошли, ребята. Уже нет
ни залоговых аукционов, ни ваучеров, зато есть стабильность, сильное
государство и социальная ответственность.


На этих словах дети, конечно, вздохнут. "Не быть нам миллиардерами", — подумают они. Но миллиардер успокоит их, скажет:

Я стал миллиардером в лихие девяностые, пользуясь анархией, дырами в
законах и слабостью государства. Сейчас я собираюсь выйти в кэш и уехать
к своим замкам и яхтам. Мои активы, скорее всего, достанутся
государству, и это, в общем, и есть ваш шанс, дорогие дети. Рано или
поздно здесь обязательно все грохнется. Вы к этому времени как раз
подрастете, и кто-нибудь из вас при очередном переделе обязательно
станет миллиардером. Надо только верить в себя.




Олег Кашин

Комментариев нет: