пятница, 2 сентября 2011 г.

Юлия Латынина - Путин не хотел принимать на себя ответственность за Беслан, и никто не захотел.


Юлия Латынина: Мне кажется, не очень корректно рассуждать о политических последствиях Беслана, потому что, ну, хотел Путин отменить выборы губернаторов – он их отменил по какому-то другому поводу, не обязательно по поводу Беслана. Мне кажется, самое важное – это все-таки то, что произошло в самом Беслане. А произошло несколько вещей.

Во-первых, террористов в Беслан привел агент ФСБ Владимир Ходов, и ФСБ считало, что это замечательная спецоперация, ФСБ считало, что оно использует Ходова, в то время как очевидно, что Ходов и Басаев использовали ФСБ.

Во-вторых, значительная часть террористов ушла живьем. В числе их – их руководитель, будущий амир ингушского фронта амир Магас, он же – Магомед Евлоев.


В-третьих, к сожалению, все больше свидетельств, причем, непреложных свидетельств, связанных с расследованием, о том, что никакой «ошибки» террористов не было, а было начало штурма, связанное с тем, что сами же российские подразделения, сами же федералы выстрелили «Шмелем» (огнеметом) в крышу зала, где находились заложники. Видимо, в надежде сбить бомбу, которую подвесили там террористы.

И, наконец, есть такая печальная история, что школа была лишена охраны, в том числе, потому, что в этот день все милиционеры Осетии охраняли дорогу, по которой должен был проехать Путин, потому что Путин летел из Сочи в Нальчик - это очень недалеко от Беслана – открывать школу.

И когда наш «доблестный» мужчина-лидер, который любит позировать с обнаженным торсом и летать на военных истребителях, услышал, что захвачена бесланская школа, он приказал развернуть свой самолет.

И, собственно, это стало началом конца, потому что стало ясно, что Путин не хочет принимать на себя ответственность за операцию, и никто не захотел.
На мой взгляд, вещи, которые произошли в Беслане, намного важнее всяких политических последствий Беслана, потому что политические последствия были бы и без Беслана.

RFI: В данном контексте, когда мы все это вспоминаем, те обещания Дмитрия Медведева – он пообещал «Матерям Беслана» разобраться с наказанием ответственных чиновников как юрист…

Юлия Латынина: Медведев много чего обещал: обещал разобраться с убийством Магнитского, с избиением Олега Кашина. Покажите мне хоть одну вещь, которую господин Медведев исполнил, и я поверю, что этот человек является президентом Российской Федерации.

RFI: То есть, ждать, чтобы назвали виновных, наверняка не нужно уже?

Юлия Латынина: Основной традицией управления Россией времен Владимира Путина является то, что никого ни за что не увольняют. Вне зависимости от степени проступка или преступления, которое совершил человек. Если не уволили никого из силовиков после Норд-Оста и Беслана, смешно думать, что кого-то из них уволят спустя 6 лет.

RFI: Организация «Матери Беслана» говорит, что до сих пор люди, которые пострадали при штурме, до сих пор не получили нужной социальной поддержки…

Юлия Латынина: Это не совсем, уж что-что, а денег Беслану дали. Власть, как раз, не повторила ошибки Норд-Оста и постаралась завалить Беслан деньгами по российским меркам очень большими.

На вопросы RFI отвечала журналист и писатель Юлия Латынина

Комментариев нет: