суббота, 3 октября 2009 г.

И странные, и чужие

И странные, и чужие

История о том, как президент Медведев нашел в космосе Интернета Максима Калашникова и помянул о нем, вспыхнув своей непривычной яростью, сразу же взялась затухать. Что я об этой истории думаю? Вопреки уверенности большинства населения, что "они там" все делают не просто так, а с дальним прицелом, считаю, что делают именно просто так. Наткнулись на интересно, по их мнению, звучащие слова, президент указал на них как на пример того, что можно сделать. Он же не сказал: сделаем. Он обратил внимание. И все.

Интернет-сообщество в ответ сделало внимательнейшую из возможных "стойку", как собака почуявшая дичь. И стояло так несколько дней, волнуясь и внюхиваясь. А вдруг! Продолжения не будет, расслабьтесь, все лапы на бренную землю и бегите по делам...

Президент Медведев оставляет странное впечатление человека, старающегося высказать нечто, но не умеющего высказать. Он мычит: "Вперед, Россия!", а смысла в этом призыве не больше, чем в сцене, которую я наблюдал в середине 90-х на одной из демонстраций. Шли три человека с плакатом "Русские идут!", двое из них откровенно прихрамывали, а третий даже был с палочкой. Еще двое шли чуть поодаль, поддерживая друг друга. Идущие русские ни в коем случае не понимали своей карикатурности, но люди хихикали, кто понахальнее - в открытую, кто поинтеллигентнее - в кулак. Куда "вперед"? И кто эта "Россия" - знает ли он.

У меня по поводу Медведева возникает множество мыслей. Мне кажется, он никогда не был ни в милиции, ни в тюрьме. Даже как посетитель не был, думаю. Вряд ли он видел завод российский, грязный, деревенский какой-нибудь заводишко. На рынок, я думаю, он тоже никогда не ходил. Есть все основания полагать, что человек, которого нам дали в президенты - типично комнатное растение. Когда он говорит о нашей с вами жизни, он говорит об абстрактных для него понятиях. Бедный человек, Медведев этот, президент. У него, мне кажется, нет ни любви, ни ненависти к людям. Слушая его речи, как он старательно надрывается в тех местах, где ему указали, либо он считает, что следует надрываться, я понимаю, что смысл страданий либо наслаждений ему неведом.

Был ли он влюблен когда-либо? Мне кажется, нет. Есть ли у него ненависть к кому-либо? Мне кажется, нет. Интересно, умеет ли он сделать себе даже яичницу? Представьте, я уверен, что нет. Мне даже трудно представить его с женщиной, хотя жена у него есть.

Путин тоже был странный, кстати. Такой какой-то искусственный и даже не очень уверенный в себе, робкий какой-то. С годами его неуверенность исчезла под патиной власти, появились играющие желваки на скулах, взгляд исподлобья. После мужиковатого, вполне узнаваемого русского типа Ельцина, Путин выглядел инопланетянином, печальным ботаником некоторое время. Со временем занимаемая должность абсолютной власти взяла верх.

А Медведев все еще надрывается, неубедительный ни для кого, и возможно, так никогда и не станет убедительным. Странные, странные люди пришли, ей-богу. Я вот сам не простой тип, но во мне куда больше соприкосновений с толпами нашего народа. Я никогда от рюмки не отказался и женщины (вопреки проискам тех, кто пытается спортретировать меня как героя романа "Это я, Э...") в моей жизни занимают центральное место. На одних только моих жен посмотрите! А у странных президентов невидные какие-то жены.

Впрочем это так, к слову пришлось. Пытаюсь понять феномен странных президентов. Президент ведь очень важен для нас, ста сорока с лишним миллионов человек, живущих в стране, которой он правит. Он задает жизни тон. При неталантливом президенте и жизнь неталантливая, при злобном - преобладает злоба. Если президент красив и носит ладные костюмы - и нация подтягивается вслед за ним, лучше одевается и выглядит лучше. Когда пришел в Соединенных Штатах на этот пост красивый бабник Джон Кеннеди, нация, рассказывают современники, помолодела и стала "ярко-выраженно маскулинной", "мачо" то есть.

Студент - аспирант - преподаватель - замглавы администрации - глава администрации - президент: вот жизненный путь Дмитрия Анатольевича. Скучноватый жизненный путь. Единственной живой деталью, кстати, именно потому и выделенной в официальной биографии президента на его сайте значится: "выезды на картошку". "За время учебы неоднократно выезжал на картошку в составе студенческой бригады, которой руководил преподаватель гражданского права Анатолий Собчак".

Путин тоже, в сущности, человек без приключений и биографии, пусть психопаты и клеймят его "чекистом", он всего лишь изнывал от скуки в гэдээровском Дрездене несколько лет, переворачивая бумаги, а КГБ в те годы был министерством - как другие министерства. А уж Медведев такой, что выезды на картошку упомянуты как важнейшие жизненные события. Сын профессоров, аспирант, чиновник. Нам не повезло, граждане, этой породе людей во главе России суждено угробить наши таланты. У них нет ни ума, ни воображения, чтобы устроить нашу жизнь веселее и активнее. Мы вынуждены будем проживать эти годы в тоске, скуке и апатии, надеясь что вот-вот скоро, совсем недолго осталось, эти "хорошие" и скучные ученики чего-нибудь недоглядят и лишатся власти. И никакой их верный Сурок-паша ничего не сможет сделать.

Скучный студент-аспирант и так далее пытается понравиться народу, которого он не нюхал, разве что на картошке, рядом с Собчаком: "Ни фига мы не продвинулись!" - запальчиво выдает он заготовку. Трогательное "ни фига", от которого, вероятно, он краснеет. Для него это грубость.

Идеи президента поражают своей убогой грандиозностью. Его предложение продавать пиво только в бутылочках по 0,33 мг можно смело назвать "стратегия-33". Если бы я не был таким скромным человеком, какой я есть, я бы решил, что медведевская "Стратегия-33" ответ на мою известную "Стратегию-31". Но шутки в сторону, эти странные, чужие нам люди у власти мешают нам жить. Быть неталантливыми, банальными как Медведев и Путин, это уже преступление против России. Неталантливый комнатный президент обрекает на тоску и скуку 140 миллионов соотечественников. Насильственно обрекает. Талантливый и гениальный придает яркий смысл жизням миллионов.

Я советую Дмитрию Медведеву проснуться от своего счастливого скучного сна. Лучший способ для этого: посетить как-нибудь на рассвете пару колоний строгого режима. Или даже общего, чтоб не так резко. Он же президент, он может внезапно, чтоб не успели подготовиться. Ему любую дверь откроют, не посмеют не открыть. Пусть он увидит людские страдания. И если не почувствует себя в силах их облегчить, пусть уйдет. Так далеко, как может, а мы будем владеть нашей страной, руководствуясь опытом, справедливостью и состраданием.

30.09.2009 15:46

Эдуард Лимонов

Комментариев нет: