четверг, 7 апреля 2011 г.

Навальный в The New Yorker

Сетевой Удар


Крестовый кибер-поход одного человека против российской коррупции.
Перевел vadda (vadda.livejournal.com)

Юлия Иоффе

http://pics.livejournal.com/dolboeb/pic/002e207b

Одним поздним снежным вечером Алексей Навальный, адвокат и блоггер, прославившийся своим крестовым походом против всепроникающей российской коррупции, сидит в московской радиостудии. Высокий блондин, 34-летний Навальный производит сильное впечатление; за последние три года он занял в российском обществе место Джулиана Ассанджа или Линкольна Стеффенса. В своем блоге Алексей раскрывает криминальные схемы, которые проворачиваются в крупнейших российских нефтяных компаниях, банках и министерствах - то, что он делает, сам Навальный называет "тыкать их палкой с гвоздем". Три месяца назад он открыл еще один сайт - РосПил, для расследования фактов коррупции; там он призывает посетителей изучать документацию о госзакупках, находящуюся в открытом доступе и сообщать о выявленных злоупотреблениях. С того момента, как сайт начал свою работу, несколько контрактов, признанных подозрительными Навальным и его армией, были аннулированы - стоимость этих контрактов составила почти семь миллионов долларов. Самым примечательным является то, что Навальный взялся за эту работу в стране, где целый ряд юристов и журналистов, занимавшихся подобной деятельностью в последнее время, подверглись избиениям или были убиты.

Коррупция и Россия в наше время - практически слова-синонимы, невозможно преувеличить ту огромную роль, которую играет коррупция в жизни страны - на всех уровнях, вплоть до Кремля. Россия - одна из немногих стран, постоянно снижающаяся в ежегодном рейтинге Transparency International. Россия занимает в списке 154-е место из 178, разделяя его с такими странами как Камбоджа, Гвинея-Биссау и Центрально-Африканская Республика. Коррупция достигла такого уровня, что компании, занятые в подготовке курортного города Сочи к зимней Олимпиаде-2014 сообщают о том, что им приходится платить откаты, превышающие 50%. Журналисты русского издания Эсквайр недавно подсчитали, что стоимость одной дороги в Сочи настолько высока, что ее с тем же успехом можно было бы вымостить 8-дюймовым (21,9 см) слоем фуа-гра или 3,5-дюймовым (9 см) слоем сумочек Луи Виттон. В октябре президент Медведев сообщил, что за год на госзакупках разворовывается триллион рублей (33 млрд долларов) - три процента ВВП страны.

Собеседником Навального в радиостудии был Евгений Федоров - рыхлый господин в очках, член Государственной Думы и довольно высокопоставленный функционер "Единой России" - правящей партии, чьим лидером является премьер-министр Путин. Федорова пригласили с тем, чтобы обсудить заявление Навального, сделанное им в той же студии двумя неделями раньше. На вопрос радиоведущего, что он думает о "Единой России", Навальный ответил: "Очень плохо я думаю о "Eдиной России". "Единая Россия" - это партия коррупции, партия жуликов и воров. Долгом каждого патриота и гражданина России является работа на уничтожение этой партии". Представители "Единой России" заявили о том, что собираются подать в суд на Навального за клевету. Нимало не смущенный этим фактом Навальный провел в своем блоге голосование, в котором предложил читателям ответить на вопрос - является ли "Единая Россия" партией жуликов и воров. Из сорока тысяч ответивших 96.6% согласились с мнением Алексея. После этого он объявил конкурс на создание плаката с использованием слогана о "жуликах и ворах".

Сидя напротив Навального в радиостудии, Федоров нервно роется в стопке разноцветных папок и кипе написанных от руки заметок. Не взглянув в его сторону, Навальный вытаскивает из лежащей перед ним тонкой папки один-единственный лист бумаги и начинает зачитывать список Высшего совета партии "Единая Россия". Он замечает, что один из членов совета, бывший глава богатого нефтью Башкортостана, консолидировал всю нефтедобывающую промышленность региона и поставил своего сына во главе образовавшейся корпорации. После этого Навальный рассказывает о 22-летней племяннице руководителя Краснодарского края (в состав которого входит и Сочи). Ей каким-то образом удалось стать совладелицей крупного трубостроительного завода, птицефабрики и целого ряда других компаний. У губернатора Свердловской области (родины Ельцина), есть 18-летняя дочь - владелица фанерного завода и десятка других местных бизнесов. "Почему все эти замечательные предпринимательские таланты проявляются только у детей членов "Единой России"?" - задает вопрос Алексей. - "Какую они бизнес-школу заканчивали?".

Федоров все эти обвинения отвергает как беспочвенные (все руководители Совета также отрицают наличие каких-либо нарушений). Он обвиняет Навального в терроризме и в том, что тот работает на ослабление России, намекая на то, что свое финансирование Алексей получает либо из ЦРУ, либо из Госдепа, либо от двух организаций сразу.

"Честно говоря, то, что вы сказали - просто поразительно" - отвечает Навальный с абсолютно серьезным видом. - "Вы принесли с собой так много документов, и я думал, что вы сможете мне содержательно возражать по поводу фактов коррупции в "Единой России", которые совершенно, мне кажется, очевидны".

Федоров также хочет оспорить заявление Навального о том, что депутат, всю жизнь проработавший на государственной службе, владеет пятью квартирами, домом, дачей и двумя машинами, одна из которых - Мерседес. Дом - развалина, протестует Федоров, и показывает ведущему фотографии в подтверждение своих слов, и квартир не пять, а четыре. На утверждение Навального о том, что "Единая Россия" крышует в своих рядах коррумпированных чиновников у Федорова есть простой ответ. "По каждому из этих примеров даже нет смысла что-то обсуждать. Потому что существует четкая процедура, и в тех случаях, когда нарушается закон, эта процедура срабатывает" - говорит Федоров. - "Пишите. Вам же президент сказал: 'Давайте факты'".

"Я пишу много лет!" - взрывается Навальный. - "Об этом и речь!".

Три столетия назад Петр Великий в своих попытках превратить феодальную, аграрную Россию в современное государство столкнулся с большими внутрисистемными препятствиями. "Коррупция влияла не только на финансы страны, но и на базовую эффективность системы" - писал Роберт Масси в своей биографии Петра Первого. - "Взятки и казнокрадство были обычным явлением в общественной жизни России, государственная служба зачастую рассматривалась как способ личного обогащения. Эта практика была так распространена, что российские чиновники либо получали мизерное жалование, либо не получали его вовсе; считалось само собой разумеющимся, что они сами заработают себе на жизнь взятками".

Несмотря на все перипетии российской истории, с восемнадцатого века в этом отношении изменилось немногое. Подкупить можно почти любого - подчас с ужасающими последствиями. В августе 2004-го, в России с интервалом в три минуты потерпели крушение два пассажирских самолета, унеся с собой жизни восьмидесяти девяти человек. Как впоследствие выяснилось, их взорвали две террористки-смертницы, заплатившие взятку в 5000 рублей (около 170 долларов) сотруднику безопасности аэропорта за беспрепятственный проход на борт. Госслужащие не просто берут взятки - они активно их вымогают: бизнесмены уже привыкли к тому, что чиновники обращаются к ним с обещаниями за определенную сумму уберечь их от возможных "проблем". Не секретом является и то, что многие чиновники живут в роскоши, которую невозможно обеспечить с помощью их скромных официальных зарплат. Собственный опрос, проведенный "Единой Россией" среди желающих вступить в партию, показал, что почти 60-ю процентами кандидатов движет желание решить с помощью вступления в партию личные проблемы и около половины привлекает возможность подзаработать денег на стороне.

Недавно президент Медведев, желая вернуть иностранных инвесторов в Россию, объявил войну коррупции. Несмотря на это, согласно данным отдела экономической безопасности МВД России, размер средней взятки вырос в четыре раза с момента прихода Медведева к власти; множество государственных проектов затеваются только ради того, чтобы перекачивать выделенные под них фонды заинтересованным лицам. Глава российского отделения Transparency International Елена Панфилова объяснила мне, что у этого есть две причины: в связи с объявленной борьбой с коррупцией брать взятки стало более рискованно, и их размеры поползли вверх. "Во-вторых, это так называемый "синдром последнего дня Помпеи"", - сказала она. "Всё вот-вот обрушится, так что - хватай что можешь". Это приводит к таким ситуациям, как преследование дорожной инспекцией федерального чиновника, который, опасаясь быть арестованным за взяточничество, стал выбрасывать из окна машины миллион рублей.

Борьба с коррупцией в России - опасное занятие. "Алексей наносит ощутимый урон коррумпированным, преступным, жуликоватым чиновникам, которые не привыкли к тому, что кто-то становится у них на пути", - объяснил интернет-предприниматель и оппозиционный блоггер Антон Носик. - "Сейчас это опаснее, чем в прежние времена. Корпорации не занимаются убийствами - у них есть PR и суды - но какой-нибудь мелкий чиновник из провинции, которого Алексей лишил его миллиона долларов, вполне может кого-нибудь подослать". Такие вещи уже случались. Адвокат Сергей Магнитский раскрыл схему, по которой, как он предполагал, группа офицеров МВД похитила у государства 230 миллионов долларов. В 2008 году группа этих самых офицеров арестовала Магнитского, когда он собирал своих детей в школу. Магнитского почти год держали в московских тюрьмах - в условиях настолько ужасающих, что его здоровье начало резко ухудшаться. Не получив необходимого лечения, он умер в наручниках, крича от боли. Ему было тридцать семь лет. Есть также недавний пример - дело Михаила Бекетова, журналиста, опубликовавшего разоблачительные материалы о коррупции и злоупотреблении властью в Московской области - он был избит так жестоко, что стал инвалидом и потерял речь.

Навальный и его сторонники прекрасно осведомлены о подобных расправах. "Я очень уважаю Навального за его деятельность, но мне кажется, что его арестуют", - сказал мне высокопоставленный сотрудник одной из госкомпаний, чью деятельность расследует Алексей. - "Он дразнит очень больших людей, делает это открыто и показывет им, что не боится. В этой стране таких людей раздавливают". Когда я спросила мать Алексея Людмилу, не боится ли она за сына - та расплакалась еще до того, как я успела закончить вопрос. "Я забыла, что такое нормальный сон", - сказала она. - " Я верю в то, что он делает, он делает всё правильно, но я не готова. Я не готова к тому, что мой сын станет мучеником".

Людмила и ее муж, Анатолий, владеют фабрикой по лозоплетению, которую они основали в середине девяностых на юго-западе от Москвы. Я приехала к ней в офис, где мать Алексея показала мне черно-белую фотографию, на которой пара молодых родителей держат плачущего ребенка. "Вот он, и рот у него, как всегда, открыт", - сказала Людмила.

Алексей родился в июне 1978 года, в закрытом военном городке Бутынь. Его отец был офицером связи в армии, Людмила - молодым экономистом и верным членом партии. Бабушка Навального по отцовской линии была украинской крестьянкой, и Алексей первые девять лет своей жизни каждое лето проводил в ее деревенском домике, недалеко от Чернобыля. В конце апреля 1986 года, когда Алексею было десять лет, его дядя позвонил Людмиле и предупредил, чтобы Алешу в этом году не посылали к бабушке - на чернобыльской атомной станции произошел взрыв. Советское руководство пыталось скрыть масштабы катастрофы, в то же время все родственники Алексея со стороны отца были эвакуированы и переселены на новое место. Многие из них до сих пор страдают заболеваниями щитовидной железы и печени. "Алексей не любит об этом говорить, но Чернобыль оказал на него очень сильное влияние", - говорит Людмила.

Детство Навального прошло в переездах между различными военными городками в Московской области. Он был способным, но ничем не выдающимся учеником, с привычкой высказывать учителям всё, что он о них думает. В 1993 он поступил в Московский Университет Дружбы Народов (знаменитый своими студентами из стран третьего мира - союзников Советского Союза) изучать юриспруденцию. Он вспоминает годы учебы, как скучные и пронизанные коррупцией - вложив пятидесятидоларовую купюру в зачетку, можно было гарантировать себе удовлетворительную оценку. Он окончил университет в 1998-м.

Еще во время учебы Алексей начал работать в компании по торговле недвижимостью. "Работа в фирме показала мне как всё работает изнутри, как создаются фирмы-посредники, как движутся деньги", - говорит Навальный. В то же самое время Алексей получил степень магистра в финансовой области и, уволившись из фирмы в 2001 году, посвятил все свое время торговле на бирже. Он также женился на Юлии Абросиновой, молодой девушке с экономическим образованием, с которой встретился во время отпуска в Турции.

В 1999-м году, на закате ельцинской эпохи, Навальный вступил в "Яблоко" - политическую партию, члены которой после распада СССР представляли собой либеральное движение в российском руководстве. После прихода к власти Путина партия было оттеснена на обочину политической жизни. Навального не устраивало положение "Яблока", и он, по словам нынешнего главы партии и, в прошлом, политического наставника Алексея Сергея Митрохина, "заявил о себе". Навальный говорит, что "в партии шла постоянная борьба между нормальными людьми и массой каких-то безумных объедков и огрызков демократического движения восьмидесятых".

В 2005 году Алексей объединил усилия с Марией Гайдар, дочерью легендарного реформатора ельцинской эры с целью создать движение "ДА!". Это движение задумывалось для привлечения в политику нового поколения россиян, которое не застало Советский Союз и выросло в более сытые и расслабленные времена. Цели движения были расплывчатыми, однако, отделения "ДА!" скоро появились во многих городах страны. Одной из ключевых идей было проведение публичных дебатов. "Идея состояла в том, что, поскольку в стране не проводится свободных дискуссий и нет свободы СМИ, мы стали бы просто арендовать какой-нибудь бар, приглашать туда двух людей и устраивать между ними дебаты", - объясняет Навальный. - "К большому нашему удивлению, проект этот стал супер-популярным. Единственным ограничением стала вместимость помещения, где проводились дебаты". Гайдар описывает эти мероприятия как "альтернативный метод общения" - и именно это общение оставило наиболее заметный след. Молодые россияне встречались с более взрослыми, респектабельными политиками и журналистами. Дебаты - остроумные, шумные, вульгарные - предоставили сообществу политически активных россиян уникальный шанс сформировать альянсы за и против определенных идей - возможность, над уничтожением которой так старательно работала путинская администрация. Дебаты пришлось прекратить, когда на них стали приходить неонацисты и футбольные хулиганы и устраивать там потасовки (Навального однажды арестовали за нападение на одного из дебоширов).

К этому времени между Навальным и руководством "Яблока" нарастал конфликт. В 2007-му году партия потеряла последние властные рычаги, когда она лишилась всех своих четырех мест в Думе. После этой катастрофы Навальный стал публично выступать за отстранение от руководства партией Григория Явлинского - основателя партии и героя демократического движения восьмидесятых. Навальный вспоминает, как его пригласили на заседание федерального совета "Яблока" (членом которого он являлся), чтобы обсудить его "членство в партии". Официальным поводом были националистические взгляды Алексея. Достоянием общественности стали фотографии, на которых Навальный запечатлен на заседании планового комитета "Русского Марша" - крайне правого движения, чьи ежегодные демонстрации, зачастую выливающиеся во вспышки насилия, проходят в ноябре в Москве, начиная с 2005 года. Участники марша скандируют такие лозунги как "Россия для русских!". Либеральные партии с ужасом отреагировали на проведение "Русских маршей", заклеймив их "неонацисткими парадами". Навальный утверждает, что мероприятие привлекло больше "нормальных" участников, чем "зигхайлеров", и, что отказываясь конструктивно реагировать на рост национализма в обществе, либералы теряют свою релевантность. Во время встречи с руководством "Яблока" Навальный произнес речь, полную сарказма, по окончании которой он вскочил, воскликнул "Слава России!" и бросился вон из зала заседания. Совет партии, за исключением одного человека, проголосовал за исключение Навального из "Яблока".

Навальный работает в несколько по-спартански обставленном офисе в центре Москвы, где ему принадлежит небольшая юридическая фирма. В разгар русской зимы батареи в офисе работают с перебоями, и секретарша Алексея, принесшая ему чай, ежится от холода в пуховой кофте. У Навального четверо подчиненных; в зависимости от загруженности, он иногда нанимает дополнительных юристов. Алексей утверждает, что работает ровно столько, чтобы хватало на поддержание семьи и зарплаты работникам - всё остальное время он отдает борьбе с коррупцией. С ростом его известности выросли и его гонорары. "По Москве они намного выше среднего уровня", - говорит он. Навальный работает за круглым столом для совещаний, обложенный стопками бумаг, за ноутбуком, ощетинившимся флеш-картами. У стены стоит доска для рисования. Описывая коррупционные схемы, Навальный рисует на доске поясняющие кружки и стрелки; вид у него при этом такой, как будто он рассказывает занимательнейшую историю. Он приписывает убыточным предприятиям человеческие черты, называя их "ребятами" и разносит в пух и прах сложные цепочки подставных компаний-посредников, характеризуя их как "полный мусор" и "сплошной мрак". Временами выглядит так, как будто Навальный наслаждается абсурдностью описываемой им картины.

Навальный начал свою кампанию против коррупции в конце 2007 года, когда решил приобрести небольшой пакет акций одной из крупных российских госкомпаний. Он рассчитывал, что такие компании, как Газпром (государственный газовый монополист), Роснефть (государственная нефтяная корпорация) и Транснефть (госмонополия, занимающаяся транспортировкой нефти) - безопасные и прибыльные вложения капитала. Ему также было интересно, что происходит внутри этих компаний, печально знаменитых своей непрозрачностью. Он купил небольшое количество акций этих компаний, плюс пакеты акций нескольких банков, принадлежащих государству - всего на сумму около сорока тысяч долларов.

Навальный быстро заметил, что эти компании, несмотря на рост цен на сырье на мировом рынке и на свой прямой доступ к гигантским месторождениям полезных ископаемых в России, платят удивительно маленькие дивиденды. Затем он прочел в газетах, что только в 2007 году Транснефть пожертвовала на благотворительность триста миллионов долларов. Эта сумма превышала годовые затраты на эксплуатацию трубопроводов Транснефти и и была больше 10% от годовой прибыли компании, однако Транснефть не раскрывала, куда именно были направлены эти деньги. "Никто этих денег никогда не видел", - говорит Навальный. - "Я разговаривал с большим числом руководителей и работников крупнейших российских благотворительных фондов - никто из них этих денег в глаза не видел". Будучи владельцем двух акций Транснефти, он написал президенту компании письмо. "Пожалуйста, предоставьте мне список организаций, получивших финансовую помощь в 2007 году", - говорится в письме, а также отмечается, что "филантропия не является одной из задач, стоящих перед компанией".

В Транснефти отказались предоставить запрошенную Навальным информацию, и он обратился в отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД с просьбой о возбуждении уголовного расследования. Расследование протекало следующим образом : следователь попросил менеджмент Транснефти дать показания по существу выдвинутых обвинений. В Транснефти давать показания отказались. Следователь дело закрыл (прокуратура отменила решение следователя, и дело было открыто вновь). Затем следователь отправился в Транснефть, но не смог никого допросить. Следователь дело закрыл (прокуратура опять отменила это решение). После этого следователь вовсе прекратил заниматься этим делом. Когда Навальный обратился с жалобой в суд, следователь заявил, что потерял все материалы по делу (суд вынес решение в пользу Навального о преступной бездеятельности следствия).

Темпы продвижения расследования по этому делу не должны никого удивлять, Транснефть - одна из крупнейших российских компаний и по ее трубам течет 99% всей российской нефти. Более того - компанией фактически владеет Кремль, председатель совета директоров корпорации - министр энергетики РФ. "Я понимаю этого мента", - говорит молодой, с тихим голосом юрист Навального Дмитрий Волов, в чью обязанность входит представлять интересы Алексея в судах. "Он простой следователь МВД. Вчера он занимался расследованием квартирной кражи. Сегодня утром - пьяной дракой. А после обеда к нему попадает дело о воровстве семи миллиардов рублей в Транснефти. Он начинает нервничать. Что самое главное - дело к нему попадает с запиской от начальства - "Вася, не надо шума. Мы тебя прикроем. Только не делай резких движений".

Почти три года спустя Транснефть все еще отказывалась предоставить Навальному финансовую отчетность, оспаривая его право считаться акционером компании. Компания также затягивала судебное разбирательство, ожидая решения Конституционного суда по иску Роснефти, в котором те просили признать неконституционным закон, обязывающий предоставлять акционерам подробную информацию о деятельности компании. В феврале Конституционный суд, ко всеобщему изумлению, отклонил иск Роснефти. Московский арбитраж подтвердил статус Навального, как акционера Транснефти, и распорядился предоставить ему всю затребованную им документацию. Транснефть оспаривает это решение в суде вышестоящей инстанции.

В это время некоторые журналисты попытались проследить за судьбой тех самых трехсот миллионов долларов. В опубликованном в "Ведомостях" материале рассказывалось о том, что Транснефть направила деньги двум адресатам - фонду "Содействие" и фонду Кремль-9. Выяснить, чем занимается фонд "Содействие", оказалось невозможным - в России зарегистрировано 144 организаций с таким названием. С другой стороны, фонд Кремль-9 официально поддерживает Федеральную Службу Охраны (аналог американской Secret Service). Когда я спросила, чем занимается фонд, его президент ответил : "В Интернете поищите", - добавив, - "Я вам не педагог!". После некоторых уговоров он признался, что "мы помогаем ветеранам и сотрудникам ФСО. В жизни всякое случается". На мой вопрос, финансируется ли деятельность фонда Транснефтью, он заявил, что это - "коммерческая тайна". Когда я спросила представителя Транснефти об адресатах их благотворительности, он раздраженно заявил, - "Мы такие вещи не афишируем. Мы не занимаемся благотворительностью ради пиара". Он также сравнил Навального с Геббельсом.

Навальный обнаружил, что подобные странные схемы существуют и в других госкомпаниях, акционером которых он является. Оказалось, что Газпром, через посредническую фирму Трансинвестгаз, закупал газ у Новатека, небольшой независимой компании. Уголовное расследование выявило, что всего за несколько дней до заключения сделки с Трансинвестгазом Газпром отклонил предложение Новатека купить у него газ напрямую, на несколько процентов дешевле. После этого Трансинвестгаз переправил как минимум 10 миллионов долларов вырученных от сделки на счет консалтингоой фирмы, зарегистрированной, по словам следователей, на два украденных паспорта.

Одно из любимых дел Навального затрагивает ВТБ, один из крупнейших российских банков, 85% которого принадлежит государству (министр финансов - председатель совета директоров). Навальный обнаружил, что ВТБ приобрел у одной китайской компании тридцать буровых установок. Однако вместо того, чтобы приобрести их напрямую, ВТБ провел сделку через сомнительного посредника, фирму, зарегистрированную на Кипре. В результате цена на установки оказалась на 50% выше, а посредник положил в карман разницу - 150 миллионов долларов. Алексей то смеется, то недоумевает по поводу истории, которую сам же нам рассказывает. "Я долго работал над этим делом и смог раскопать практически все документы", - говорит он мне, роясь в стопках бумаг, сложенных на его столе. Проблема ВТ, по словам Навального, состояла в том, что им никак не удавалось сдать буровые установки в аренду. "Спрятать их невозможно", - говорит он - "Их нельзя утопить, нельзя выкинуть. Это четыре с половиной тысячи вагонов оборудования". Навальный выяснил, что установки были отправлены на хранение на Ямал - удаленный северный регион. Он отправился туда, чтобы лично посмотреть на установки и захватил с собой видеооператора, чтобы заснять увиденное. "Это буквально бескрайнее заснеженное поле, усеянное тысячами тонн железа".

Оба дела находятся в стадии расследования. Газпром отвергает обвинения Навального, а представители ВТБ отказываются от комментариев. Сами расследования, тем временем, продвигаются медленно. Следователь, ведущий дело Газпрома, раз за разом вызывает свидетелей на допрос только для того, чтобы при встрече с ними перенести дату допроса на более поздний срок.

Самый свежий проект Навального - сайт РосПил. Навальный часто говорит, с некоторой долей иронии, что РосПил просто выполняет работу президента Медведева. Сайт не появился бы на свет, если бы не распоряжение Медведева двухлетней давности о том, чтобы вся информация о госзакупках размещалась онлайн и была доступна потенциальным поставщикам товаров и услуг. Практически сразу в прессе стали появляться сообщения о странных сделках. Один региональный губернатор собрался купить тридцать золотых и инкрустированных бриллиантами наручных часов, пресс-секретарь губернатора объявил, что они предназначены в качестве ценных подарков местным учителям, однако сделка была спешно отменена, когда известия о ней просочились в прессу. Министерство Внутренних Дел заказало позолоченную кровать из редких пород дерева. Власти Санкт-Петербурга заказали норковых шуб на два миллиона рублей - для пациентов психиатрической больницы. Собственная администрация президента Медведева разместила заказ на автомобили БМВ, общей стоимостью в 10 миллионов долларов. Представитель администрации объяснил это тем, что "мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи".

Идея о РосПиле пришла Навальному в голову, когда он узнал, что министерство здравоохранения и социального развития объявило о конкурсе на создание социальной сети стоимостью в два миллиона долларов, для общения медицинских работников и пациентов. Победитель конкурса получал на разработку сайта целых шестнадцать дней. Навальный написал в своем блоге, что сайт "без сомнения"уже разработан за гораздо меньшую сумму, что оставляло большое пространство для откатов. Он призвал своих читателей послать официальные протесты в Федеральную антимонопольную службу. Около двух тысяч человек такие протесты послали, что застопорило работу агентства, по закону обязанного отвечать на каждую жалобу. Министерство отменило конкурс. В то же время читатели блога Навального обнаружили еще два дорогостоящих конкурса министерства, по условиям которых работы должны были быть завершены в нереально короткие сроки. Навальный написал и о них тоже, конкурсы были немедленно аннулированы. Алексей в своем блоге начал кампанию по дискредитации организатора конкурса, чиновника министерства, которого он окрестил "человек-брови". После того, как был отменен третий конкурс, "человек-брови" подал в отставку. "От моего первого поста до его отставки прошла неделя", - говорит мне Навальный, сияя от гордости.

Успех кампании против "человека-брови" обрушил на Навального шквал е-мэйлов, в каждом из которых описывались подобные контракты. Но, объясняет Навальный, "я не могу заменить собой Антимонопольное агентство и прокуратуру впридачу. Так что мы придумали организовать сайт, на котором люди могли бы заниматься такими контрактами сами". Любой посетитель сайта может внести на общее рассмотрение контракт на госзакупку. Если контракт признается достаточно подозрительным, его вывешивают на первую страницу сайта, где зарегистрированные пользователи обсуждают весомость претензий к контракту. Затем один из эспертов, работающих с сайтом, оценивает разумность цены, сроков и других параметров конкурса. Если условия признаются несправедливыми, Навальный начинает кампанию против проекта в своем блоге, что зачастую ведет к тому, что ведомство, ответственное за конкурс, оказывается погребенным под потоком возмущенных запросов. Фактически, РосПил - эксперимент по краудсорсингу работы Навального, что само по себе звучит разумно, если вспомнить об опасностях, сопряженных с этим делом. РосПил распределяет риски среди множества людей и предоставляет своего рода страховку - если с Навальным что-нибудь случится, РосПил сможет продолжить свою работу и, если получится, склонить правительство на путь реформ.

Недавно Навальному, пробирающемуся сквозь вечерние московские пробки, позвонил его младший брат, Олег. Он звонил по поводу подозрительного контракта, о котором Алексей писал тем утром. Министерство промышленности и природных ресурсов Челябинской области, что на Урале, объявило конкурс на "улучшение, разработку и расширение" пакета программного обеспечения. Стоимость контракта - 25 миллионов рублей (более восьмисот тысяч долларов). Олег нашел программиста, который согласился сделать работу за миллион рублей (35 тысяч долларов). "Да!" - воскликнул Навальный. Затем, более спокойно: - "Хорошо. Подавай заявку. И если они нам откажут - мы их закопаем."

Навальный проштудировал конкурсную документацию, в которой шла речь о работе над малоизвестной системой "Магеллан" и о том, что сама работа включала в себя "улучшения", призванные "избавить от рутинной работы". В посте, посвященном контракту, он с издевательским удовольствием вгрызается в сухой язык документа. Этот характерный для Алексея тон выражает его и его читателей отношение к тому, так в России ведутся дела.

"Хотят ребята "избавиться от рутинной работы?" - пишет Навальный.- "Это, без сомнения, благая цель. Какую же часть Минпрома Челябинской области избавит от рутины дорогостоящая система "Магеллан"?". Он продолжает: "Вот, кстати, наш герой. Прудской Валерий Валентинович, министр промышленности и природных ресурсов Челябинской области, организатор этого конкурса",- и показывает фотографию угрюмо выглядящего бюрократа. -"По лицу Валерия Валентиновича видно, что он ужасно хочет избавится от рутины",- насмехается Навальный. У Навального к Валерию Валентиновичу есть несколько вопросов. Зачем разрабатывать новую систему документооборота, если подобное ПО - один из самых распространенных и продвинутых программных продуктов в мире? "Сколько вообще стоила система "Магеллан", если только на ее ДОРАБОТКУ надо потратить почти миллион долларов?", спрашивает Навальный. "Очень надеемся, что результатом этого поста будет то, что В.В. Прудский умерит свои аппетиты и отложит покупку очередной квартиры, а контракт будет заключен по цене адекватной рынку и масштабу задачи". Вместо этого министерство аннулировало заявку на конкурс.

В феврале Навальный объявил о сборе пожертвований на РосПил. В течение следующей недели он собрал более ста двадцати тысяч долларов. "То что люди жертвуют деньги - очень важный знак, если принять во внимание привычный цинизм среднего россиянина", - говорит Олег Цывинский, экономист из Йельского университета, ставший своеобразным ментором Навального.- "Россия - богатая страна и люди начинают думать о вещах, не являющихся предметами первой необходимости. Блог для Навального - это, в некотором роде, осуществление его прав на власть. Алексей нащупал огромную потребность масс в стихийной самоорганизации".

С момента открытия РосПила на нем зарегистрировалось более тысячи пользователей и пятисот экспертов. Согласно подсчету, ведущемуся на сайте, проект привел к тому, что были аннулированы сомнительные контракты на сумму 188,4 миллионов рублей (6,6 млн долларов). Проекты варьируются от странных баз данных для министерства обороны до нового сайта Большого Театра с раздутым бюджетом. Недавно Навальный обратил внимание на новый Audi 8L, бронированный по самые колпаки, предназначенный для министра финансов Дагестана, стоимостью около 300.000 долларов. "Уверен, что большинство президентов стран мира передвигается на более скромных автомобилях", пишет Навальный. Через пять часов после его поста заказ был аннулирован.

"Навальный превращает воровство в настолько опасное занятие, насколько безопасным оно являлось до сих пор", - говорит Антон Носик, который также участвует в проекте Навального. - "Он изменяет восприятие рисков как у общественности, так и у чиновников".

Навальный также смог превратить сочувствующих в соратников. "Алексей дает людям возможность стать гражданскими активистами, не вступая в НКО или политическую партию" - говорит Елена Панфилова. - "Он вдохновляет целые слои общества и вполне способен изменить Россию". На днях я наблюдала за дебатами между Навальным и деканом элитного московского университета, близко связанного с Медведевым. Сотни студентом набились в конференц-зал, кишащий теле- и фоторепортерами. Сами дебаты были посвящены сложным материям, связанным с деталями закона, регулирующего порядок проведения госзакупок, беседа продолжалась больше четырех часов. И все же - до конца досидели практически все. Этим вечером было опровергнуто общее мнение о том, что российская молодежь поголовно страдает апатией.

Дебаты также послужили еще одним свидетельством растущей популярности Навального. Прошлой осенью, когда Москва ожидала нового мэра, назначаемого Кремлем, ведущая российская газета "Коммерсант" провела свое неформальное онлайн-голосование. Навальный одержал сокрушительную победу с 45% голосов (второе место занял кандидат "против всех" с 14% голосов). "Это огромная ответственность для меня" - говорит мне Навальный. Он не скрывает своих политических амбиций. "Я борюсь за власть, без всякого сомнения", - объявил он во всеуслышание. "Он прирожденный политик", - говорит Маша Липман, известный российский политический аналитик. "Если бы Россия была страной с политической ареной, открытой для всех желающих, он бы сделал блестящую карьеру в политике. Он мог бы даже стать кандидатом в Президенты" .

Привлекательность Навального в глазах российской публики отчасти вызвана его разрывом с российским либерализмом, который он считает совершенно чуждым явлением в традиционно консервативной стране. Его национализм неприкрыт и порой вызывает шок. В серии шуточных роликов, доступных на YouTube, можно видеть, как он предлагает репатриировать нелегальных иммигрантов (ролик в это время показывает очередь людей с азиатской внешностью, быстро движущуюся через аэропорт) и использовать оружие против нежелательных криминальных элементов. Однако Алексей твердо заявляет, что он прагматик, а не теоретик. "Существует огромный список вопросов, которые мы должны обсуждать, а не отдавать их на откуп националистам". Например, иммиграция - большая проблема в России, которая занимает второе место в мире по числу иммигрантов после США. По разным подсчетам в России сейчас находится от семи до двенадцати миллионов иммигрантов, большинство из них - выходцы из республик Северного Кавказа или среднеазиатских стран, таких как Таджикистан. Большая часть из них - нелегалы. Это, утверждает Навальный, оставляет рабочих-иммигрантов без всяких прав и держит их в теневом секторе экономики, а также является значительным источником трений. Когда в прошлом декабре в Москве вспыхнули волнения на этнической почве, опросы показали, что больше шестидесяти процентов москвичей не доверяют или раздражены людьми с неславянской внешностью. "Накладывая табу на эти вопросы, не обсуждая их, мы вручаем эту исключительно важную тему радикалам", - говорит Навальный.

Владимир Милов, молодой политик-оппозиционер, рассказал мне, что, хотя из Навального и может выйти отличный кандидат в президенты, глубоко укоренившееся недоверие россиян к политике может затруднить для него это превращение. "Большой проблемой для Навального может стать то, что, как только он шагнет в большую политику, он потеряет доверие тех людей, которые думали, что просто пишут письма". Вместе с тем Навальный неустанно напоминает своим сторонникам и добровольцам, что то, что они делают - по сути своей политический акт. Носик говорит, что Навальный "первый за очень долгое время человек в российской оппозиции, который понимает, что оппозиция - это не процесс создания альтернативной политической номенклатуры, а реальные действия".

Однажды вечером Навальный вез меня в свою квартиру в одном из московских спальных районов. Даже при отутствии трафика дорога от центра занимала больше часа. Его жена, Юлия, ждала нас к ужину. Мы устроились на маленькой, но со вкусом обставленной кухне, закусывая салатом из креветок и сырной нарезкой. Дети Навального - долговязая дочь Даша, блондинка девяти лет от роду и маленький Захар, с волосами цвета соломы - время от времени забегали на кухню, требуя свою порцию креветок.

Юлия училась на экономиста-международника, но, судя по всему, роль жены политика ей вполне нравится. "Я его поддерживаю. Я читаю его блог. Я читаю всё, что о нем пишут", - говорит она мне. -"Он занят любимым делом, которое приносит пользу стране. Я знаю, это звучит напыщенно". Видно, что она гордится Алексеем, хотя в ее голосе проскальзывают язвительные нотки, напоминающие стиль общения Алексея - она сказала, что если будет отвечать на мои вопросы в присутствии Алексея, он будет на нее слишком давить - "Он будет подмигивать и шепотом подсказывать мне правильные ответы".

Юлия поддерживает решение Алексея держать в доме оружие, разделяет его националистические взгляды и, как и он, никогда не задумывалась об эмиграции - в отличие от всё большего числа их сверстников. Навальные недавно вернулись из Йеля, где Алексей в течение шести месяцев учился в рамках специальной программы, и где, вопреки настоятельным просьбам матери Алексея, супруги решили не оставаться. Даше очень понравилось в американской школе, а Захар до сих пор говорит на смеси русского и английского, но Навальный покупал билеты в два конца. "Не хочу в этом признаваться", - объясняет он, - "но когда новизна впечатлений немного прошла, я ощутил такую типичную тоску русского эмигранта за рубежом - мне не хватало черного хлеба. Я знаю, что это звучит глупо, но я, правда, по нему скучал".

Навальный посещал лекции в Йельской школе бизнеса, работал с профессорами юридического факультета и изучал американскую политическую систему. "Я не до конца всё расшифровал, но мне было очень интересно наблюдать за тем, как образуются все эти маленькие группы, которые потом начинают влиять на политику" - говорит он. "Например, Чайная партия. Это невероятно - кучка пожилых женщин собралась вместе, а сейчас они уже молотят Обаму со всех сторон". Он хотел организовать подобное движение в России.

Будучи в Йеле, Навальный продолжал вести свой блог и опубликовал свою наиболее крупную на данный момент находку - досье документов о строительстве Транснефтью трубопровода из Восточной Сибири к Тихому океану - обвинив участников контракта в колоссальных хищениях. По оценкам Навального до четырех миллардов долларов было выведено из проекта; его разоблачения вызвали бурю в российской прессе. Кремль отреагировал на обвинения с типичным презрением - Путин через несколько дней публично поблагодарил главу Транснефти за хорошую работу. А сам президент Транснефти назвал Навального "деревенским дурачком". Через месяц случилось событие, которое Навальный счел официальной реакцией - прокуратура Кировской области начала расследование жалоб на Навального о том, что он оказывал давление на местных чиновников, заставляя их продавать древесину на невыгодных условиях. "Не скажу, что меня это совсем не волнует", - говорит он, - "Мне могут дать семь лет".

Ни офис, ни дом Навального ничем особенным не защищены, когда Алексей подает очередной иск, он часто использует свой домашний адрес. Возвращаясь от Навальных на метро, я думала о рисках, на которые он идет. Во время нашей первой встречи, в суши-ресторане рядом с его офисом, он рассуждал о трусости либерального российского бизнесмена, естественной базы Навального, который слишком напуган, чтобы противостоять государственной коррупции. "Я этой позиции не понимаю", - говорил Алексей. -"Во-первых - это скучно. Во-вторых, извините, если это прозвучит напыщенно, но лучше умереть стоя, чем жить на коленях". Он также отверг существующее в определенных кругах мнение, что борьба его и его единомышленников - это битва против смазанной, хорошо работающей репрессивной машины. "Я не согласен, потому что люди, которые занимаются бизнесом на достаточно высоком уровне, могут засвидетельствовать, что никакой машины нет",- говорит он. - "Это всё фикция. То есть они могут уничтожить одиночку вроде Магнитского, меня или Ходорковского. Но машины, способной систематически уничтожать большое количество людей там просто нет. Есть такая разрозненная кучка жуликов, объединившаяся под портретом Путина. Никакого супер-репрессивного режима не существует. Нет никакой мистической ЧК, которую надо бояться. Есть просто банда жуликов". Когда с одним из оппонентов системы что-нибудь случалось, это происходило из-за того, что они выступали в одиночку. "Но если бы завтра десять бизнесменов высказались открыто и честно, то мы бы уже жили в другой стране", - говорит он, - "Начиная с завтрашнего дня".

Комментариев нет: